Почему каляки-маляки стоят 50 тыс. долл., есть ли смысл покупать NFT и зачем нужны галереи сегодня: интервью с владелицей галереи

No Comments

Молодой художник продает свою работу за 35 тыс. руб, а более-менее состоявшийся – за десятки тысяч долларов. Однако если дело касается NFT и digital art, даже не очень известный художник может разбогатеть буквально за несколько дней. Разбираемся, каковы законы арт-рынка, как работает мир художников и почему он притягивает столько денег.

основательница и владелица галереи современного искусства Anna Nova в Санкт-Петербурге. В Anna Nova представлены такие современные художники, как Юлдус Бахтиозина, Илья Федотов-Федоров, Влад Кульков, Валерий Кацуба, Андрей Кузькин, Джонатан Монаган и другие.

О художниках и бизнесе

Кто кому платит?

Работа с художниками у нас партнерская. У художника своя карьера, а у галериста – от 7 до 20 художников. Нам как галерее интересно, чтобы у художника была активная позиция, чтобы он продвигал себя сам.

Наша задача – продавать искусство. Когда зарабатывает художник, зарабатывает и галерея. Комиссии, скидки – все обговаривается отдельно с каждым художником и с каждым клиентом. Если мы – материнская галерея художника, то выступаем как его менеджер, продюсер и полностью берем его профессиональное развитие и продвижение на себя. Тут свои условия.

Иногда мы представляем лишь отдельные работы художник, выступаем в роли дилеров. Тут комиссии значительно ниже. Например, в нашей галерее на таких условиях мы сотрудничаем с такими художниками, как Анастасия Потемкина, Давид Тер-Оганьян, группа «Север-7». Также нужно понимать, что очень часто у художников есть свои личные источники доходов. Например, мы работаем с довольно известной художницей Юлдус Бахтиозиной, но у нее есть и независимые коммерческие работы (коммерческая фото- и видеосъемка, лекции, маркетинговые мероприятия. К нам отношения это не имеет.

Одна из работ Юлдус Бахтиозиной из Anna Nova Gallery

##READMORE_BLOCK_89461##

Как работает ценообразование в этой сфере, как формируется цена на предмет?

Если же художник хочет развиваться и расти, он становится активным участником художественного рынка.

Цена на его работы будет варьироваться от спроса (насколько сильно его хотят купить), от CV художника, его провенанса, от наличия публикаций в СМИ. Не стоит и о себестоимости забывать: о материалах, о времени, которое художник потратил на работу.

Еще цена зависит от того, в каких музейных и институциональных коллекциях представлен художник , участвовал ли в аукционах, есть ли в каких-то рейтингах (прим.ред. – например, рейтинг «Топ-50 самых перспективных российских художников» от The Art Newspaper Russia). После всего этого цена начинает расти.

Это уже инвестиционный вопрос. Люди понимают, что сейчас купят работу, например, за 5 или 10 тыс. долл., а потом продадут дороже.

Инвестиционно привлекательным искусство становится, когда стоит более 30 тыс. долл.

Почему, например, работа Аслана Гайсумова стоит 4,5 тыс. евро, а работы Стефана Дюбуса – 30-35 тыс. р.?

4,5 тыс. евро – разве это большая сумма за современное искусство? Аслан Гайсумов – это же уже настоящая звезда! Он много в чем участвовал, его можно увидеть во многих проектах, он лауреат премий. Например, премии Кандинского 2012 года.

Аслан Гайсумов (Аслан Гойсум) – современный российский художник. Работает в жанре инсталляции и видеоарта.

Работа Гойсума, проданная за 4,5 тыс. евро

Если работа до этого выставлялась где-то, победила в каком-то конкурсе, была замечена многими СМИ, то 4,5 тыс. евро – это не такая уж большая цена. Я считаю, что его искусство стоит гораздо дороже.

Здесь еще огромную роль в стоимости играет контекст и темы, которые художник поднимает. Его работы не оставляют равнодушным. Аслан поднимает острые темы в своем искусстве: темы войны, изгнания.

Также есть определенные уровни развития художников. Сначала – young artist (начинающий художник), затем emerging artist (перспективный), и уже потом – established artist (признанный).

А второй художник, о котором вы говорите, еще молодой. Стефана Дюбуса представляет Sample Art, оказывающий поддержку совсем молодым художникам. Про него пишет светская хроника, но журналы искусства – пока что нет. Этот художник в начале своей карьеры.

Хотя вот Аслану всего 30 лет, но он уже не молодой художник – он работает давно. Если художник только начал карьеру в 35, то он и в этом возрасте считается лет молодым.

Стефан Дюбус – современный художник из Берлина. Старается рисовать как его семилетняя дочь. Стефан – «поэт неудач и провалов».

Картины Дюбуса

Ценообразование картин – та еще головоломка. Моя стратегия такова: я начинала с совсем невысоких цен и постепенно увеличиваю их с ростом мастерства и укрепления своего статуса как художника. Чем больше выставок в моей биографии, чем больше площадок размещают у себя мои работы, чем больше людей уже покупали мои картины, тем выше цена. Социальные доказательства того, что картины востребованы – важный компонент цены.

Если последние годы я много вкладывала в свое портфолио и продвижение, то цена сегодня не может быть такой же, как три года назад, например.

Кроме того, очень важно разобраться, какой аудитории вы продаете картины. Сколько они вообще готовы заплатить за арт? Это зависит и от географии. Например, недавно открылась выставка в Лондоне, где участвовала моя картина. Галерея в Лондоне даже за принт ставит цену выше, чем та, по которой я бы в Москве продавала оригинал. При этом, если вы продаете картины коллекционерам за пределами России, не забывайте, что вам будет нужно получить разрешение на вывоз своей работы из России, и это тоже дополнительные расходы и время. И обязательно на берегу договаривайтесь, кто возьмет на себя расходы по доставке: они могут быть внушительными.

Вы участвуете в международных ярмарках. Сколько это стоит для галереи?

Участие в ярмарке – сложный вопрос. Это почти всегда стоит больших денег, хотя ярмарки и бывают разные. На престижную ярмарку нужно еще попасть, оформить заявку, пройти отбор. Даже заявка стоит денег – от 50 до 500 долл.

Российские ярмарки обходятся нам от 12 тыс. евро, а международные – 25-30 тыс. евро. И чтобы окупить участие, мы понимаем, что нужно продать достаточно много произведений искусства. Локальные окупить можно (например, Cosmoscow), а вот международные практически не окупаемы. Это скорее для нетворкинга, для продвижения. Имиджевая история, а не денежная.

При этом участие в ярмарках все же выгодно и для художника, и для галереи. Скажем так: если галерея не участвует в международных ярмарках, то художникам, которых она представляет и которые хотят построить мировую карьеру, не очень интересно с ней сотрудничать. Большая часть молодых художников нацелена на международный рынок.

О современной галерее и digital art

Как вы выбираете объекты для коллекционирования и выставки?

Художников мы ищем или через open call, или через конкурс NovaArt. За 16 лет работы галереи мы нашли многих из нашего пула основных художников мы нашли с помощью конкурса.

Open call (англ. букв. «открытый вызов») – возможность художников подавать заявки на участие в выставках, ярмарках, биеннале.

Пример open call

Пример open call

Остальные приходили (еще в 2005 году) с помощью куратора галереи Екатерины Андреевой. Мы вместе с ней сформировали пул художников – это были уже «именитые» мастера с бэкграундом и хорошим CV.

Также ищем художников через музеи, фонды, просматриваем групповые некоммерческие выставки, знакомимся с художниками на ярмарках. Рассматриваем также тех, кто участвует в различных грантовых программах и резиденциях

Как локдаун отразился на продажах?

Мы все ушли на дистанционную работу и, как и многие другие галереи, стали делать упор на новые форматы, цифровое продвижение художников. Мы сделали на нашем сайте viewing rooms, поучаствовали в онлайн-ярмарке, делали видеовстречи с художниками, а также, конечно, старались заниматься продажами дистанционно.

Кстати, у многих галеристов объем продаж на локдауне вырос!

Люди стали больше времени проводить дома, больше обращать внимание на интерьер, в котором живут, и у них появилась потребность в искусстве.

Вы упомянули digital art. Будет ли он популярен через 30 лет, заменит ли классическое искусство?

Конечно, будет! Первые компьютерные работы были созданы еще в 60-х годах, а сейчас наступил настоящий бум: digital-арт становится полноценной частью арт-рынка.

В прошлом году первая полностью цифровая работа художника Бипла была продана за 69,3 млн долл. (прим.ред. – Аукционный дом Christie’s впервые продал полностью цифровую картину – «Первые 5000 дней» в виде NFT – невзаимозаменяемого цифрового токена). Что-то новое появляется – сразу начинается ажиотаж. Все сразу подумали: «Вау! Можно продавать искусство без галериста, можно зарабатывать!».

##READMORE_BLOCK_93296##

Что такое NFT?

Это когда вы покупаете не само искусство, а некий электронный сертификат, что вы являетесь первым покупателем этой работы. Дальше его можно как-то продавать и использовать. Я сама сейчас изучаю этот вопрос, потому что вижу спрос: все хотят зайти на этот рынок.

Платформ NFT-маркетплейсов – для продажи цифровых работ несколько: Foundation, OpenSEA, Rarible и другие. Всевозможные художники, конференции и криптоаукционы уже подключаются к этому формату. Наш художник Джонатан Монаган там тоже продается: на Foundation он продал уже около 5 работ.

Получается, каждый может может стать коллекционером через такую платформу?

Да, тут более простое взаимодействие художника и покупателя, без галериста напрямую. Но, на самом деле, многим важно мнение искусствоведов, которые могут оценить работу с профессиональной точки зрения, а также арт-критиков, чье мнение имеет вес.

Если искусство будет просто продаваться через платформы без чьей-либо оценки, оно будет расти до определенной цены, но не больше.

Возможно, эти платформы станут полезным инструментом не только для художников, но и для дизайнеров, создателей визуального и даже аудиоконтента. Эти платформы позволят продавать работы более прозрачно и помогут защищать авторское право. Сейчас контент часто воруется, а создатели об этом ничего не знают.

##READMORE_BLOCK_94130##

О частном коллекционировании

Как работает частное коллекционирование в нашей стране?

Нужно различать коллекционеров и собирателей предметов искусства.

Первая группа выстраивает осознанную коллекцию – одного автора, направления, эпохи и т.д. Такие люди могут рассматривать покупку искусства как инвестицию, долго подбирать работы и вкладывать большие суммы.

Собиратели же чаще руководствуются эмоциями, поэтому приобретают искусство импульсивно и быстро. Для них важны эмоции, которые транслирует и вкладывает художник, а также чувства, которые можно испытать после сделки. Они чаще не рассматривают покупку как инвестицию. Для них важно приобщиться к искусству, художнику, его эмоциям. Собирателям важно то, как будет выглядеть работа в интерьере, и как на нее отреагируют знакомые.

Можно ли частное коллекционирование назвать инвестицией?

Коллекционирование – это любовь, страсть, даже в какой-то мере болезнь. Чтобы на искусство смотреть как на инвестицию и бизнес, надо выходить на международный рынок, начинать во всем разбираться.

##READMORE_BLOCK_94150##

Коллекционным предметом может стать любая вещь, но не каждая будет инвестицией.

Арт-инвестиции делают не только для перепродажи с прибылью. Бывает и такая ситуация, когда произведения искусства сдают в аренду выставочному пространству и получают стабильный доход.

Важно понимать, что, если произведение искусства покупается для хранения, то это не инвестиции. Они всегда предполагают извлечение прибыли, а этот вариант подходит в качестве сохранения сбережений, пополнения своего бюджета, да и просто ради развлечения.

Инвестиции в коллекционный антиквариат и искусство отличаются в нюансах.

  • Малый тираж или вовсе единственный экземпляр существенно повышает ценность предметов.
  • Недостаточно высокий спрос, сложности с продажей. Антикварные магазины охотно приобретут произведения искусства из коллекции, но по заниженной цене. Поэтому о выгоде здесь речь не идет.
  • Стоимость произведений искусства зависит от спроса и предложения, в отличие от других вариантов инвестиций.
  • Предметы антиквариата чем старше, тем становятся дороже. Но предугадать, когда произойдет повышение цены, практически невозможно.
  • Длительный инвестиционный период достигает нескольких лет – придется набраться терпения.
  • Высокий уровень капиталовложений.
  • Нужно быть «в теме». Как оценивать, отличать от подделок, знать реальную стоимость – в этом надо разбираться, иначе инвестиционный риск возрастает.
  • За антиквариатом или художественным изделием следует тщательно ухаживать и хранить, а в это надо вкладываться.

На фоне потрясений на бирже вложения в предметы искусства, как и в яхты, становятся способом диверсифицировать портфель. Инвестор, который ищет альтернативу или дополнительный инструмент к акциям, хочет распоряжаться средствами и не наблюдать пристально за колебаниями котировок.

Я полагаю, что развитие инвестиций в коллекционирование в России зависит от скорости роста благосостояния граждан и от конъюнктуры на фондовом рынке.

About us and this blog

We are a digital marketing company with a focus on helping our customers achieve great results across several key areas.

Request a free quote

We offer professional SEO services that help websites increase their organic search score drastically in order to compete for the highest rankings even when it comes to highly competitive keywords.

Subscribe to our newsletter!

More from our blog

See all posts

Leave a Comment