Мобильное диссидентство: почему я буду сопротивляться смартфонным приложениям, пока это возможно

Нет комментариев

Не верю, что делаю это, но в первых строках поста начну хвалить Федеральную налоговую службу РФ. Мой опыт общения с этой институцией в качестве руководителя маленького издательства в статусе НКО, затем ИП и наконец самозанятого охватывает 20 лет. До 2021 года я не нашел бы ни единого хорошего слова, которое мог бы произнести в адрес ФНС. Но теперь они у меня есть.

Принимая решение стать самозанятым, я беспокоился, что ведомство вынудит меня устанавливать мобильное приложение на смартфон и совершать учет доходов и уплату налогов именно в нем. Какова же была моя радость, когда я обнаружил, что на сайте Nalog.ru работает быстрый, чистенький и понятный веб-сервис для плательщиков НПД!

Я пользуюсь им уже полгода и готов ответственно заявить: российский онлайн-бизнес должен брать пример того, как нужно делать важные сервисы в вебе, с ФНС. Я учитываю свои доходы, выписываю чеки и оплачиваю налоги с таким комфортом, которого никогда, вы слышите, никогда не мог ожидать от государства российского.

Увидев, что при оплате по налоговым уведомлениям браузерное приложение не заставляет меня привязывать банковскую карту, я чуть не прослезился. Боже, как это мило! ФНС сделала для меня буквально все, о чем я мечтал:

  • именно веб-сервис, а не мобильное приложение;
  • отличный легкий интерфейс;
  • возможность платить какой угодно картой;
  • автоматический расчет налога;
  • вовремя приходящие уведомления;
  • почти мгновенное подтверждение уплаты…

И ни одного косяка за полгода использования, ни единой мелочи, омрачающей пользовательский опыт. Потрясающе.

К чему разговор: в отличие от налоговой российский бизнес – что крупный, что мелкий – стремится во что бы то ни стало загнать своих клиентов в число пользователей брендовых мобильных приложений. И нередко этот процесс принимает отталкивающие формы.

Скажем, фитнес-клуб может отменить офлайн и телефонную запись на занятия и ультимативно потребовать, чтобы люди записывались только через приложение. В сервисе доставки посылок, если ты пришел туда сделать заказ на отправку ногами, а не провел его предварительно через приложение, на тебя смотрят, как на врага.

Когда ты являешься клиентом, избегающим использования коммерческого мобильного ПО, тебе постоянно намекают, что ты ретроград, параноик и ведешь себя, как застрявший в 2000-х, а то и в 80-х «пенс».

Справедливости ради, стоит отметить, что к разборчивым в своих интернет-связях клиентам таким образом относятся в основном компании малые и средние. «Крупняк» поступает умнее – просто ограничивает функционал веб-сервисов или не расширяет его, внедряя все новое и интересненькое только в мобайле.

Хрестоматийный пример – это, конечно, Instagram. Для того, чтобы опубликовать фото или видео в этой соцсети через веб-интерфейс, нужно эмулировать на своем компьютере мобильное устройство или пользоваться сторонними, в большинстве своем какими-то стремными сервисами.

Не то чтобы автор этих строк остро нуждался в «Инсте», но, блин, это неприятно. Принуждение к «мобильности» в данном случае ощущается вполне прямолинейное.

Но обычно крупный бизнес с миллионами пользователей практикует более мягкие стимулы «смартфонизации». Например, российский «Тинькофф» в своем мобильном супераппе разместил множество небезынтересных сервисов – собственных и партнерских. А в веб-версии их куда как меньше.

Это дискриминирует потребителей по признаку «мобильности». И я не возьму в толк: бизнесу что, не нужны мои деньги?
Мобильное диссидентство

##READMORE_BLOCK_91846##

Логика мобильного диссидента

Из-за специфики моей работы и увлечений я провожу онлайн и вообще за компьютером неприлично много времени – на несколько часов в день больше, чем среднестатистический россиянин.

Благодаря веб-сервисам мне комфортно разбираться с рабочими и личными финансами, сотрудничать с партнерами, заказывать на дом промтовары и т. п. Как потребителю мне хочется, чтобы я мог организовывать свои покупки и досуг именно со стационарного компа. Он является центром моей повседневной активности.

Когда я натыкаюсь на ограничения в виде «услуга доступна только в мобильном приложении», я поначалу искренне не врубаюсь, какого черта? Но, поразмыслив, конечно, соображаю, какую пропасть личных данных я отдам частному бизнесу, начни я пользоваться его мобильным ПО.

Моему пониманию вполне доступно желание предпринимателей видеть, где я нахожусь, сколько разговариваю голосом, в каких соцсетях, в какое время и сколько часов торчу, на каком маркетплейсе покупаю струны для электрогитары и книжки, в какую сеть супермаркетов чаще всего хожу и т. п.

А вот предпринимателям со своей стороны доступно ли понимание того, что я и так сдался им с потрохами, пользуясь веб-сервисами, и поставлять еще больше данных о себе тупо не хочу?

Такое ощущение, что нет. Мне даже кажется, что бизнес в своей ненасытности к обладанию информацией о жизни потребителей готов потерять (или не приобрести) значительное число клиентов. Таких, как я.

И вот еще что мне любопытно: соображают ли предприниматели, что взрослые дяди и тети могут сознательно ограничивать свою цифровую потребительскую и финансовую активность, используя лишь одно стационарное устройство, потому что боятся потерять мобильный девайс? Или опасаясь того, что он будет украден?

По некоторым данным, в год в России крадут 165–180 тыс. смартфонов. В одной Москве в полицию ежедневно поступает в среднем 150 заявлений о краже мобильных устройств.

Каждый месяц, пользуясь поддельными доверенностями, мошенники получают контроль примерно над 1 000 личных мобильных SIM-карт.

А еще люди свои устройства теряют, забывают в транспорте, в общественных местах, в заведениях общепита – да где угодно. Смартфоны вываливаются из карманов и сумочек тысячами. И каждый из них представляет собой чей-то полноценный мобильный компьютер, могущий содержать чувствительные данные о человеке.

Мобильное диссидентство

Если я представляю, что мой стационарный комп – это смарфон, и я его потерял, меня охватывает ужас. Потому что через браузер можно войти в мои аккаунты на сотне сервисов, в почту и личные переписки в соцсетях, получить доступ к моим наработкам, которые находятся под NDA и не должны быть показаны ни единому человеку до определенного срока, к налоговому кабинету, к панелям управления моими сайтами и т. п.

Через браузер с некоторыми вполне преодолимыми трудностями можно добраться и до части моих банковских счетов. Короче говоря, потеря или кража этого «смартфона» обойдется мне так дорого, что при одной мысли об этом пробирает дрожь.

И вот я, потребитель в возрасте 40+, ведущий очень активную онлайн-жизнь и представляющий себе последствия несанкционированного доступа к моим паролям и данным, спрашиваю бизнес: ребят, вы серьезно? Вы считаете, что это нормально – организовывать на переносном устройстве доступ, считай, ко всей финансово-деловой «инфраструктуре» человека?..

Признаться, Android-смартфон у меня, конечно, есть. Но на нем отключена синхронизация браузера Chrome с другими моими устройствами. И, соответственно, не хранится никаких паролей. Кроме тех приложений, что работали «из коробки», на смартфоне установлены лишь 3 сторонних программы, и ни одна из них не дает доступ к важным для меня данным. Если я потеряю это устройство, его можно будет давать поиграть детям и мошенникам. И им это покажется скучным.

##READMORE_BLOCK_92765##

Нас, мобильных диссидентов, много

А точнее – миллионы. По данным Mediascope, доля российских интернет-пользователей «desktop only» наиболее велика среди людей в возрасте 37–67 лет. Взгляните на иллюстрацию:

Мобильное диссидентство

Мобильные диссиденты – это серьезный рынок в масштабе страны. Нам тоже нужны сервисы, доступные в основном аудитории мобильного ПО. Но мы хотим их в браузере и нигде больше. Мы действительно готовы с их помощью делать покупки и заказывать услуги. Как говорится, шат ап анд тейк май мани. Да вот бизнес почему-то не готов. И это вызывает вопросики…

Нет, мы не параноики, а просто взрослые дяди и тети, видевшие некоторую фигню в этой жизни и заботящиеся о личной и семейной безопасности. Нет, мы не застряли в 2000-х, мы отказываемся от «смартфонизации» сознательно. Это наш потребительский выбор.

Мы, фигурально выражаясь, расцелуем бизнес, который даст нам в десктопном браузере тот же объем возможностей, что имеются в мобильных приложениях. И надолго станем его лояльными клиентами. Потому что почувствуем: к нашему выбору проявляют уважение; за нашими личными данными не охотятся так оголтело, как это делают другие.

##READMORE_BLOCK_93493##

Но, кажется, нас заставят «смартфонизироваться»

Вся логика технологических и политических изменений последних лет в России подталкивает разумного пессимиста к неприятному прогнозу: через несколько лет (может быть, через десяток) нас будут загонять в число пользователей мобильных компьютеров пинками. Возможно, это будут уже не смартфоны, а гибридные носимые устройства вроде «умных очков», «умных браслетов» и «умных экранов» в каком-то новом форм-факторе.

С 1 апреля 2021 года большинство иностранных производителей смарт-ТВ, компьютеров, планшетов и смартфонов обязаны предустанавливать на них сервисы российского производства. По данным компании ESET, 28 % отечественных пользователей собираются удалять с купленных гаджетов навязанный им софт. Но не у всех получится. Например, Samsung делает его «неудаляемым» (возможно, временно).

Все это очень уж напоминает движение в сторону принудительной «мобилизации». Думаю, никто не удивится тому, что где-нибудь в 2030 году каждый россиянин будет обязан по закону иметь мобильное устройство с установленным и активированным приложением «Госуслуги» и какой-нибудь биометрической штукой от МВД – под угрозой штрафов или отчуждения от государственных сервисов.

Если это произойдет, мобильное диссидентство в стране неминуемо сойдет на нет. Но до тех пор мы будем сопротивляться сужению нашего личного пространства кто во что горазд.

Большой брат, конечно, смотрит на нас – кто же спорит? Но разумно ли выбегать вперед и становиться у него прямо перед глазами, чтоб ему было виднее?…

About us and this blog

We are a digital marketing company with a focus on helping our customers achieve great results across several key areas.

Request a free quote

We offer professional SEO services that help websites increase their organic search score drastically in order to compete for the highest rankings even when it comes to highly competitive keywords.

Subscribe to our newsletter!

More from our blog

See all posts

Оставить комментарий