Macht frei: работа – самореализация или продажа жизни за кусок хлеба?

No Comments

В недавнем интервью какому-то неизвестному мне каналу (названия не запомнила, что-то про эмпатию) Божена Рынска высказалась в том духе, что не любит работать. И не хочет. И никогда не хотела. И хочет наконец уже никогда больше.

Выступление обсуждало пол-Рунета, и это признание страшно всех взволновало. Не хочет работать, надо же. Какой цинизм. Ниже падать некуда.

Тот факт, что бедная Божена всю жизнь пахала как бобик, ее нисколько не извиняет. Во-первых, ну что она там пахала – статейки строчила. Умственный труд сограждане работой не считают, если только он не сопряжен с каким-нибудь самолетостроением или с чем-нибудь таким же таинственным. В этом смысле картина мира у большинства сограждан застряла где-то посреди Петровских реформ: если человек занят чем-то мудреным посреди циферблатов, то сограждане все-таки допускают, что он занят делом; если же человек что-то пишет на бумажке и при этом он не счетовод, то это не работа, а дурь собачья. Работа – это бревна ворочать. Творческая деятельность у нас вообще проходит по разряду удовольствий и развлечений, то есть является злостной разновидностью безделья. Это все базовые постулаты крестьянского мышления, которое по-прежнему широко и привольно колосится у народа по всей области бессознательного, невзирая ни на какие космические корабли.

То есть в народных глазах это выглядит так, что барыня всю дорогу занималась ерундой, писала в альбомы, а теперь кричит, что она упахалась, пожалейте бедную.

Во-вторых, если мадам сама признается, что работать она не любит, то выходит, работала-то она без любви! Неискренне, стало быть, работала. Тем более нещитово.

Что касается нежелания работать в принципе, то это вообще сотряс устоев. В таком признается только совсем уж пропащая личность, которой нечего терять. Наш внутренний крестьянин такого не то что не одобряет – он за такое и на вилы поднять не поленится. Он и сам не понимает, почему такие заявы его нервируют до судорог. Если его спросить – он станет лепетать что-то про общественную пользу, потом про самореализацию, потом вспомнит слово «миссия», может внезапно отвлечься на финансовую независимость, нечаянно брякнет про macht frei, сразу спохватится про счастье в труде, окончательно запутается и разозлится уже всерьез.

Человек всегда начинает злиться, когда чует подставу, но не в силах разобраться, в чем она состоит. Такого рода когнитивный коллапс у Толстого описан формулой «Я не понимаю, что вы говорите, но я чувствую, что это дурно». Внутренний крестьянин чувствует, что его дурачат, причем уже давненько, и что все эти лозунги, которыми он привык изъясняться, ему вколотили в башку не ради его блага, а с какими-то низменными целями.

##READMORE_BLOCK_93098##

Сперва все было ясно и понятно. Хлеб в поте лица никто не трактовал как самореализацию, его трактовали как большую неприятность. Слово Arbeit, которая якобы macht frei, в средневерхненемецком означало тяготы и лишения; это знает всякий, дочитавший Нибелунгов до четвертой строчки. Этимология русского слова «работа» вообще не требует комментариев. Архаика вообще проще и честнее смотрит на вещи. Вплоть до индустриального капитализма эту простоту никто особо не пытался переосмыслять: работа означала обмен куска жизни и здоровья на кусок еды, это был печальный, но неизбежный удел бедняка. Протестантизм как-то изловчился приторочить к этому занятию высший смысл, но ровно такой же высший смысл имело умерщвление плоти у католиков – обе схемы, что честный труд до упаду, что пост и флагелляция, воспевали богоугодность страдания.

Социальные теории, порожденные индустриализацией, поначалу имели мишенью именно эту грустную реальность. Рабочий несчастен, потому что до фига работает, найдем виноватого, все переустроим, и рабочему не надо будет работать до фига. А пока устроим стачку, чтобы рабочий работал хотя бы чуть поменьше. Насчет счастья в труде в те времена заикались только совсем уж безумцы, на митинге такие благоглупости не имели бы никакого успеха – люди на митинг приходили хоть и неграмотные, но все же в своем уме.

В странах победившего марксизма эта тема, однако, зазвучала очень скоро. Надо было как-то замотивировать людей на работу в новых условиях. Новые условия отличались от старых тем, что работать надо было столько же, если не больше, но платить за работу никто не собирался. Чекиста с наганом к каждому тоже не приставишь, этак наганов не напасешься. Дешевле промыть мозги. Этот гипноз работает небыстро, но въедается глубоко. Уже в следующем поколении каждый школьник знал, что работа – это не каторга, а подвиг и геройство, т. е. опять-таки все та же флагелляция, умерщвление плоти ради бессмертия души.

Западная левота пришла к тому же самому более долгим и замысловатым путем, зато и результат получился всем на радость.

Macht frei: работа – самореализация или продажа жизни за кусок хлеба?

Спросите какого-нибудь баристу, ради чего он варит кофе, и он вам расскажет, что он это делает не ради того, чтобы оплачивать свой съемный угол и свой самокат, а потому что варить кофе – это круто и заряжает его позитивной энергетикой. На вопрос, не идиот ли он, он вам ответит, что вы ничего не смыслите в радостях жизни и что вам надо менять приоритеты. Всего каких-то сто лет, и вуаля – народ готов работать просто ради того, чтобы работать, и это без всякого красного террора, без хунвейбинов и без ГУЛАГа, одной лишь силой слова.

На Божену эта тонкая обработка не подействовала. Она сама говорит в той же передаче, что она человек старой формации. Того старого мира, где человек считался состоявшимся не когда начал работать, а когда перестал.

##READMORE_BLOCK_92591##

Я хочу сделать заявление. В этом вопросе я с Боженой солидарна. Да, можете кидать в меня тапками. Здравствуйте, меня зовут Малка Лоренц, и я ненавижу работать.

У меня две работы. Обе умственные. Обе творческие. Я преподаю немецкий язык и пишу тексты. И то, и другое я делаю хорошо. Я рада, что у меня именно такая работа, а не какая-нибудь другая. Но будь я проклята, если я стала бы заниматься этим по доброй воле, а не ради заработка. Ради заработка я продаю время моей жизни всем желающим. Нет, я не считаю, что успех – это когда твоя жизнь дорого стоит. Успех – это когда тебе вообще не нужно продавать свою жизнь за деньги.

Так уж сложилось, что я обладаю иммунитетом против этих заклинаний. Когда меня пытаются убедить, что работа важна сама по себе как таковая, что это часть моей идентичности, что это возможность самореализоваться и повод для самоуважения – я слышу то, что за этим стоит. А стоит за этим желание убедить меня, что это нужно не кому-то, а мне самой. То есть убедить меня работать бесплатно. Следующая станция – платный вход на завод, как в том анекдоте. Нам солнца не надо – нам партия светит, нам хлеба не надо – работу давай. Это даже не коммунистические куплеты, это гораздо, гораздо более древние напевы. Это риторика дьявола.

Так насильник убеждает жертву, что она сама этого хочет. И жертва начинает сомневаться, прислушиваться к себе. А вдруг правда?

Во всех рассуждениях на эту тему я вижу очень грубую подмену.

Тебе нужна работа, потому что вдруг тебя бросит муж – что будешь делать? Когда меня бросит муж, мне будут нужны деньги. А не работа. Тебе нужна работа, тогда ты почувствуешь себя нужной и значимой. Нет, мне не нужна работа. Мне нужно чувствовать себя нужной и значимой. Тебе нужна работа, иначе тебе будет скучно. Если мне будет скучно, мне понадобится не работа. А интересное занятие.

Сделай свое хобби работой, и у тебя не будет работы, а будет одно сплошное хобби. Нет. Если я сделаю хобби работой, у меня просто не будет хобби.

Представьте, что вы обожаете делать бисерные украшения. Представили? А теперь представьте, что вам нужно шарашить эти украшения по десятку в день, иначе вам нечего будет есть. Все еще обожаете? Вам нравится секс? Теперь представьте, что за каждый секс вы получаете тарелку супа. Нет секса – нет супа. Вам все еще нравится секс? Вы увлеченно ведете свой «Инстаграм»? ОК, вас наняли вести за деньги чужой «Инстаграм». Три поста в день. Все еще увлечены?

Нет, так это не работает. Вы будете ненавидеть бисер, секс и соцсети уже через несколько дней. Потому что теперь вы их раб. Потому что человек не может радоваться несвободе.

И тогда придут они и скажут, что это и есть свобода, надо всего лишь посмотреть на это иначе. И многие им поверят, потому что так легче.

Но не я, нет.

##READMORE_BLOCK_93597##

About us and this blog

We are a digital marketing company with a focus on helping our customers achieve great results across several key areas.

Request a free quote

We offer professional SEO services that help websites increase their organic search score drastically in order to compete for the highest rankings even when it comes to highly competitive keywords.

Subscribe to our newsletter!

More from our blog

See all posts

Leave a Comment