Цифровой шабаш с конспирологией и пропагандистками: вменяемые СМИ – все, а публика и не заметила

Нет комментариев
В процесс масштабной деградации российских медиа вовлеклись с каким-то даже упоением и государство, и частный бизнес, и журналисты. На первый взгляд он похож на ситуативную реакцию на финансовый кризис, который свирепствует в отрасли. На самом же деле индустрию производства информация сотрясает системный коллапс. Она с треском проиграла конкуренцию «новым медиа», несмотря на то, что интегрировалась в них, и не взирая на безумно крупные государственные транши легких денег, позаимствованных у налогоплательщиков.

По сути, институт СМИ в стране медленно умирает, как безнадежный больной. Сам пациент не совсем отдает себе отчет в происходящем, ведь ему делают миллиардные паллиативные вливания из госбюджета. А без обезболивающего корчатся лишь отдаленные «конечности» его тела – независимые медиа. Они судорожно пытаются организовать для собственного выживания «донатную экономику», которая все равно не спасает. И лишь кое-какие «пальцы на ногах» пациента прозябают в интеллигентной бедности – за глухой стеной пэйволла, продавая платные подписки на контент…

Аудитория СМИ по большей части не в курсе той драмы, что происходит в индустрии, ведь все вокруг сияет анонсами и кликбейтными заголовками. На читателя со страниц медиа исправно прыгает видеореклама. Он постоянно видит «партнерские материалы» и прочие «интеграции», ему продевают кольцо в нос и тащат на вечеринку немотивированных покупок.

Говорящие и пишущие головы излучают железобетонную уверенность в своем сегодняшнем дне, одновременно с этим кликушествуя по поводу апокалипсических бед завтрашнего. Людям кажется, что нахрапистая машина СМИ мощна и быстроходна. Но под капотом у нее еле дышит десять раз пересобранный движок.

Средняя номинальная зарплата отечественного журналиста проигрывает средней по стране более 10 тыс. руб. Работники пера, микрофона и экрана живут на 46 490 рублей грязными в месяц.

Наиболее умные из них уходят в контент-маркетинг, в ведение и монетизацию собственных блогов. Ибо пройдет еще пара лет, и признаваться в приличном обществе в том, что ты журналист, станет неловко. Принадлежность к этой профессии будет означать, что ты бедный, с макушки до пяток продажный щелкопер, не брезгующий ни конспирологией, ни пропагандой, ни мистикой, ни скабрезностями, ни даже диффамацией, которая в России (вот удача!) не является наказуемой.

Цифровой шабаш с конспирологией и пропагандистками: вменяемые СМИ – все, а публика и не заметила

Капитуляция перед соцсетями и платформами с любительским самопалом (UGC)

Трагедия не только российских, но и мировых СМИ заключается в том, что обыватель, поглощая какой-либо контент, не смотрит в адресную строку браузера, не замечает логотип источника информации, ничего не желает знать о его репутации, и, как ребенок, готов верить всему, что скажут уверенным тоном.

Классическими функциями СМИ во все времена были:

  • отделение фактов от вымысла;
  • передача прямой речи лишь при условии, что она была записана на какой-либо носитель информации или звучала при нескольких свидетелях;
  • предоставление слова при описании конфликта всем его участникам;
  • работа с заслуживающими доверия людьми-источниками и при необходимости защита их конфиденциальности;
  • работа с официальными документами и научными данными.

Короче говоря, продукт труда журналистов и редакторов – это скучилищная скукота, если придерживаться высоких профессиональных стандартов.

Расцвет соцсетей и контентных платформ с UGC типа YouTube, «Яндекс.Дзен», Telegram и прочих привел к тому, что упомянутые выше функции СМИ стали аудитории не нужны. Они и раньше-то обывателю не особо требовались, но альтернативы не существовало: для самопальщиков вход в массовое информирование был неподъемно дорог.

30 лет назад ни один из современных блогеров с миллионной аудиторией не смог бы издавать газету имени себя и продавать в ней рекламу. А теперь может. И публика выбирает слушать быстрого, наглого, поверхностного, невежественного, безответственного блогера, а не журналиста с площадки, верифицированной как СМИ, или хотя бы корпоративное медиа. Блогера выбирают и рекламодатели.

Ведь журналист (если он профессионал) заведет вот эту свою волынку «по данным таким-то…», «как сообщил при таких-то обстоятельствах такой-то…», «с одной стороны…», «однако, с другой стороны…»

##READMORE_BLOCK_90904##

Кому же охота продираться через этот темный лес проверенных фактов и осторожных умозаключений? Раньше выбора не было – приходилось вникать. А теперь включил любую площадку, а там тебе кто-то (все равно кто): «В Москве стали интенсивнее насиловать людей!», «Для истринцев стала доступна услуга «Утрата близкого человека!», «В Кузбассе из-под асфальта выбивается нечто!» (реальные заголовки осени 2021-года – прим. автора).

Обывателю в таком информационном поле стало очень хорошо. Наконец-то СМИ, или кто там они такие, заговорили на человеческом языке! Вот прям как встарь, когда люди встречались у колодца, зацеплялись языками и отводили душеньку.

Цифровой шабаш с конспирологией и пропагандистками: вменяемые СМИ – все, а публика и не заметила

Медиа-индустрия к такой конкуренции готова не была. Против вала псевдоинформации из «новых медиа» нет вообще никакого противоядия. Любой школотрон, имея в бесплатном доступе средства доставки публике продуктов собственного воспаленного сознания, с полпинка может стать СМИ.

В 2010-е традиционные, хоть и цифровизированные вдоль и поперек редакции вчистую

проиграли любителям, не скованным никакими законами о СМИ и журналистскими кодексами. Масла в огонь подлило еще и то, что бизнес тоже ломанулся в самопал, сообразив, что содержать собственные блоги и инхаус-SMM – это дешевле, чем платить за «партнерские материалы» по прайс-листам СМИ.

Экономика профессиональных медиа пошла дырами. Их собственники и редакторы не нашли ничего лучшего, чем попытаться переблоггерить блогеров, что было фундаментальной ошибкой. Редакции сосредоточились на дешевой симуляции работы СМИ – принялись фальсифицировать событийность там, где ее нет, ударились в адовый кликбейт, введя в повседневную норму формулировочки типа «Стала известна реакция Байдена на 12-е замужество Наташи Королевой».

Результат не заставил себя ждать: для конечного потребителя продукт профессиональных СМИ стал неотличим от любительского. Аудитория за считанные годы перестала понимать, где экспертиза, а где дилентантизм, где взвешенность и где таблоидность, что такое лженовости, и что – новости действительные.

Традиционные медиа в погоне за трафиком и спасением своих позиций потеряли субъектность и растратили репутационный капитал, на котором она держалась. Для публики выстроились в ряд с одинаковой ценностью Тема Лебедев, «Коммерсант», Гоблин, «Ведомости», вечерний Соловьев, «Форбс», Дудь, профессор Соловей, Ивлеева, «Комсомольская правда», Невзоров, «Russia Today»…

Обывателю больше не потребны никакие СМИ как поставщики проверенной информации, качественной аналитики и публицистики. Он забыл, что такое «качественное».

Цифровой шабаш с конспирологией и пропагандистками: вменяемые СМИ – все, а публика и не заметила

В ноябре 2020-го в Саратовском национальном исследовательском государственном университете три дня проходила научно-практическая конференция «Кризисный медиаменеджмент и цифровая реальность», в которой приняли участие российские и немецкие отраслевые эксперты и журналисты.

По окончании конференции участники сошлись во мнении, что и в Европе, и в России 2020-х в журналистике «…доминируют две основные тенденции: финансовый кризис и трансформация доверия читателей и зрителей к средствам массовой информации». Обратим внимание на эту стыдливую формулировку – «трансформация доверия». За ней скрывается ровно то, о чем говорилось выше.

Публика больше не ставит СМИ ни во что и не заботится о том, где именно она черпает информацию об окружающей жизни.

##READMORE_BLOCK_92450##

Манипуляции вместо информирования, конспирология и прочий треш за деньги налогоплательщиков

Кризис в государственных и квазигосударственных российских СМИ внешне незаметен. Еще бы: их буквально заливают деньгами из бюджета. По данным международной консалтинговой и аудиторской компании PwC, в 2020 году ряд федеральных медиа получили колоссальные субсидии:

  • АНО «Общественное телевидение России» – 3 млрд руб.;
  • АО «Первый канал» – 6,5 млрд руб.;
  • ФГУП «ВГТРК» – 24 млрд руб.;
  • АНО «ТВ-Новости» (телеканал RT) – 23 млрд руб.;
  • Телеканал «Звезда» – 2,07 млрд руб.;
  • ФГУП «ИТАР-ТАСС» – 2,9 млрд руб.;
  • ФГУП «МИА «Россия сегодня» – 7,5 млрд руб.
Несмотря на столь щедрые вливания, упомянутые СМИ в большинстве своем отошли от задач взвешенного информирования людей и занялись прямым воздействием на социум (не забывая, впрочем, о совершенно непристойной кликбейтной борьбе с «новыми медиа» за просмотры и трафик).

В 2021 году в научном журнале «Социология» вышла примечательная статья «Воздействие СМИ на иррациональность общественного сознания». Она повествует о двух исследованиях указанного в заглавии феномена, проведенных сотрудниками Академии управления МВД. Хочется обратить особое внимание на то, что авторы работы принадлежат к образовательной структуре не чего-нибудь, а Министерства внутренних дел РФ – это «государственные люди». И они анализировали в числе прочего контент «Первого канала», каналов «Россия» и НТВ – двух ТВ-холдингов, прямо финансируемых государством, и одного – косвенно, посредством «Газпром-Медиа».

Другими СМИ, контент которых в 2019-2021 гг. изучали исследователи, были государственная «Российская газета», «Комсомольская правда» и «Аргументы и факты».

Также в ходе почти трехгодичного изыскания ученые для уточнения картины опросили 26 медиаэкспертов (журналистов, аналитиков и преподавателей) из 8 регионов России.

Социологи из Академии МВД выяснили, что упомянутые медиа занимаются чем угодно, только не массовым информированием. Скорее их деятельность можно назвать современной черной магией или циничной практикой манипулятивного массового гипноза.

По мнению ученых, стратегии воздействия указанных СМИ на публику можно поделить на три типа: активные, умеренные и малоактивные. Что они собой представляют, ученые иллюстрируют при помощи выдержек из интервью экспертов.

Активные стратегии (ориентированы на все слои и группы населения; не заставляют задуматься, критично воспринять получаемую информацию; не обладают альтернативностью, безапелляционны):

«…Для того, чтобы не было несогласных, лучший способ – запугать, и примером тому могут быть постоянные хроники преступлений, терактов и прочих пугающих событий, которые держат в страхе всех: и тех, кто обладает властью, деньгами и положением, и тех, кто этого лишен». (А. В., аналитик, Тюмень, 55 лет).

«…С появлением телевидения и изменения целей печатных СМИ – с информирования на прямое воздействие – поменялись и смыслы той информации, что доносится. Она не дифференцируется по социальному или профессиональному, демографическому или гендерному признаку – она тотально поглощает всех и меняет их представление о себе и мире». (О. Д., писатель, Москва, 50 лет).

Умеренные стратегии (апеллируют к отдельным группам населения, предлагают либо условный выбор из двух зол, либо выбор без выбора):

«…Сегодня смешно смотреть новостные ленты – там либо лжесобытия, либо иллюзии выборов без выбора, которые делаются для того, чтобы создать мнимость свободы, гражданской активности, свободы волеизъявления. По факту – это свобода, ограниченная теми рамками, что допустимы в зоне контроля власти, интересов корпораций или каких-то иных кругов силы…» (П. А., аналитик, Иркутск, 38 лет).

Цифровой шабаш с конспирологией и пропагандистками: вменяемые СМИ – все, а публика и не заметила

Малоактивные стратегии (опираются на узкую группу населения – представителей одной профессии, людей одного уровня образования, пола и т.д., которая рассматривается как не имеющая права на собственный голос, законную защиту и проч.):

«…Влиять на отдельные группы значительно проще, чем на все общество. Чтобы влиять сразу на всех, нужны глобальные страшилки – типа пандемии, терроризма, войны. А для локального, точечного воздействия надо понимать страхи своей целевой аудитории и регулярно их подпитывать…

Для разных групп – своя боль, но все вместе будет ощущаться как всеобщая катастрофа. А такое население легко поддается убеждению, манипуляции и не критическому восприятию реальности». (О. А., кандидат культурологических наук, журналист, Санкт-Петербург, 46 лет).

«… Работая с небольшими группами, легче найти их болевые точки. Манипулируя последними, всегда можно добиться нужных результатов… Это рынок, где объектом воздействия выступает каждая социальная группа в отдельности. Механизмы воздействия могут быть как универсальными (мистификация, запугивание, лжесобытия и т.д.), так и узконаправленными, определяющими механизмы социального контроля и социального воздействия здесь и сейчас». (Р. А., журналист, Новосибирск, 42 года).

Полученную типологию воздействий на аудиторию социологи применили для структурирования данных контентного анализа. И увидели:

  • В печатных СМИ и их цифровых версиях доля активных форм воздействия увеличилась с 1 217 (единиц контента) в 2019 году до 2 976 в 2021 году, доля умеренных стратегий увеличилась с 1 589 в 2019 году до 4 211 в 2021 году, доля малоактивных стратегий уменьшилась с 1 314 в 2019 году до 654 в 2021 году.
  • Та же тенденция, только в более явном виде, обнаружились в телевизионных СМИ: активное воздействие выросло с 4 332 контентных единиц в 2019 году до 8 765 в 2021 году), умеренное – с 3 211 в 2019 году до 7 443 в 2021 году. А малоактивное воздействие уменьшилось с 2 431 в 2019 году до 986 в 2021-м.

Социологи из Академии управления МВД констатируют:

«Фактические данные подтверждают оценки экспертов, которые сводятся к тому, что интенсивность и качество воздействия на общественное сознание существенно растут и не поддаются контролю ни со стороны власти, ни со стороны общественности».

Вот еще одна выдержка из экспертных социологических интервью:

«…Если вы хотите понимать, что происходит в нашей стране, то я вам отвечу: «отупливание». В газетах, на телевидении идет трансляция заведомо ложного, не проверенного, сенсационного материала, который может поднять рейтинги и просмотры, но не показывать истину, не показывать реальность таковой, каковой она является. Эта так называемая подмена – реального мира на иллюзорный – осуществляется со всеобщего согласия общественности. Большинство людей сами соглашаются на ее тиски, так как не видят других альтернатив развития».

(О. А., доцент, кандидат филологических наук, работник факультета журналистики, Томск, 40 лет).

Цифровой шабаш с конспирологией и пропагандистками: вменяемые СМИ – все, а публика и не заметила

Авторы исследования зафиксировали фантастический рост числа сообщений в государственных и прогосударственных СМИ, которые буквально накачивают общественное сознание иррациональными представлениями о мире. Взгляните на таблицу:

Цифровой шабаш с конспирологией и пропагандистками: вменяемые СМИ – все, а публика и не заметила

Также социологи подсчитали объем внимания аудитории ко всему этому трешу. Оно также очевидно растет:

Цифровой шабаш с конспирологией и пропагандистками: вменяемые СМИ – все, а публика и не заметила

Комментируя полученный результат, ученые заявляют:

«Проведенный анализ позволяет говорить о смещении смыслов, замене одних на другие, искусственном внимании на иррациональных формах мышления и сознания с целью переноса внимания с реальных, объективных событий на мнимые. Данное положение обусловлено потребностью постоянного поддержания интереса аудитории, манипулирования ее оценками, мыслями и, в конечном счете, поведением или отсутствием такового».

А вот какие методы применяют так называемые СМИ для достижения своих целей:

Цифровой шабаш с конспирологией и пропагандистками: вменяемые СМИ – все, а публика и не заметила

Не постесняемся напомнить, что изыскания проведены сотрудниками Академии управления Министерства внутренних дел РФ. Их трудно заподозрить в оголтелой оппозиционности и предвзятости к государственным СМИ. Ученые государевы люди всего лишь демонстрируют здравый и рациональный взгляд на вещи, который вытекает из применения эмпирических методов исследований.

Журналисты, не вовлеченные в вакханалию деградации щедро финансируемых обществом СМИ, также вполне трезво оценивают происходящее. Вот слова одного из экспертов, опрошенных авторами научной работы:

«…Безусловно, СМИ используют различные схемы манипуляции, сенсационности на пустом месте, формируют лжесобытия и так далее – это способствует постоянному нагнетанию ситуации вокруг одной проблемы, невозможности посмотреть шире и увидеть либо ее ничтожность, либо мнимость, либо наигранность.

…Постоянная фиксация внимания общественности на предлагаемых процессах, явлениях и сферах изменяет ее фокус внимания, изменяет ее оценки критичности и значимости и, как следствие, меняет представление <людей>о самих себе, о жизни, меняет их ценности и мировоззрение».

(О. В., журналист, Москва, 35 лет).

Что и требовалось доказать: государственные и примкнувшие к ним средства массовой информации превратились во что-то другое, чему еще требуется подыскать особенное название.

Теперь СМИ заняты даже не политической пропагандой среди налогоплательщиков за их же деньги – это хоть вписывалось бы в историческую норму с точки зрения политологии. Они заняты тотальной фальсификацией реальности.

Цифровой шабаш с конспирологией и пропагандистками: вменяемые СМИ – все, а публика и не заметила

##READMORE_BLOCK_93410##

Как себя во всем этом чувствуют российские журналисты?

За ответом обратимся к свежему социологическому исследованию «Изменение профессионального поведения журналистов в условиях трансформации института СМИ». Увидим, что пока сносно чувствуют, терпят.

Хотя 45 % уверены, что «…новые медиа являются инструментом, который умело используют их владельцы в своих целях». Такой точки зрения чаще придерживаются журналисты со средним стажем работы, а также занятые в традиционных изданиях и СМИ.

К негативным изменениям условий своего труда, характерным для последних лет, журналисты в первую очередь относят:

  • невозможность открыто выразить мнение по всем вопросам (45 %);
  • загруженность смежными функциями (37 %),
  • низкий материальный статус у рядовых сотрудников СМИ (35 %).
32 % ведут собственные блоги. Для 54 % из них эта деятельность является источником дополнительного заработка. А 61 % используют личные блоги, чтобы реализовать желание высказать свое мнение.

48 % российских журналистов сообщают, что не всегда могут выразить свою гражданскую позицию на страницах СМИ. Этому мешают особенности политики редакций традиционных и «новых медиа», формально или неформально подконтрольных властным органам и бизнес-структурам.

Причем главным ограничителем свободы слова журналисты считают не государство, а владельцев и учредителей СМИ (46 %). Власти – на втором месте (38 %).

А вот как профессионалы приспосабливаются к влиянию на индустрию «новых медиа»:

  • «традиционалисты» (48 %) – придерживаются устоявшихся принципов в работе, критикуют низкий статус рядовых журналистов, но не предпринимают решительных шагов по его изменению;
  • «медиа-дельцы» (20 %) – осваивают новые технологии и аудитории ради материальных благ, используют профессиональные преимущества для решения личных проблем;
  • «новаторы» (32 %) – сочетают нравственные принципы, любовь к профессии с новыми методами работы.

Личный взгляд

По мнению автора этих строк, профессия «журналист» стремительно обзаводится в России крайне дурной репутацией. Возможно, это отмирающий вид деятельности, заниматься которым в недалеком будущем станут лишь условные «лузеры», не нашедшие себя в контент-маркетинге, других рекламных жанрах, в производстве развлекательного контента или чистом искусстве. А также люди, нравственно всеядные.

##READMORE_BLOCK_93861##

Не исключено, что массовая аудитория через несколько лет «наестся» злокачественного контента и вдруг затоскует по сухим и бесстрастным новостным сводкам, по вдумчивой аналитике, по скучным «с одной стороны…» и «с другой стороны…» И для тех, кто не забыл ремесло, отроются некие новые окна возможностей.

Но я бы на это не рассчитывал. Ситуация выглядит скверно, в том числе – в долгосрочной перспективе.

СМИ потеряли ориентацию не только в России, но и во всем мире. И этот нокдаун все больше напоминает нокаут, причем смертельный, фатальный, непоправимый…

Автор благодарит Telegram-канал «Планерка» за потрясающую и постоянно пополняемую коллекцию заголовков российских СМИ (они были использованы для иллюстраций).

About us and this blog

We are a digital marketing company with a focus on helping our customers achieve great results across several key areas.

Request a free quote

We offer professional SEO services that help websites increase their organic search score drastically in order to compete for the highest rankings even when it comes to highly competitive keywords.

Subscribe to our newsletter!

More from our blog

See all posts

Оставить комментарий