Безусловный доход в России – почему ему будут рады и бедняки, и трудоголики, и маркетологи

No Comments

Пандемия коронавируса ускорила переоценку экономических, социальных и этических ценностей по всему миру. Правительства стран с самым разным политическим и экономическим укладом были вынуждены признать: некий внезапно появившийся фактор может обвалить экономику и болезненно снизить доходы людей, компаний и государственных бюджетов.

Развитые страны отреагировали на глобальный «коронавирусный» кризис 2020 примерно одинаково – они начали печатать ничем не обеспеченные деньги и раздавать их просто так. Только в США и только в период с сентября 2019 по март 2020 в экономику было вкачано 9 триллионов долларов, которые, по сути, взялись из воздуха. Что касается помощи физическим лицам, то 160 миллионов взрослых американцев получили по 1200–2400 долларов (на себя), а также по 500 долларов на ребенка.

Безусловные выплаты гражданам из государственных бюджетов были сделаны и в ряде европейских стран. Даже российский бюджет расщедрился на скромную финансовую помощь семьям с детьми и безработным. Фактически в 2020 году в десятках стран прошла незапланированная «репетиция» предоставления людям «безусловных денег».

В сентябре председатель партии «Единая России» Дмитрий Медведев неожиданно предложил обсудить введение в стране «минимального гарантированного дохода». И пояснил:

«…Имеется в виду неприкосновенность той минимальной суммы средств, которая выплачивается государством человеку независимо от рода его деятельности, социального и экономического положения».

Небывальщина для России – просто «батоны на деревьях» и скатерть-самобранка. Слом парадигмы «кто не работает, тот не ест». Конечно, не стоит думать, что «предложение обсудить» означает какую-то реальную перспективу введения безусловных выплат в ближайшие годы. Но интересно, как такая мысль вообще могла появиться в нетерпимой к новшествам, прижимистой и, мягко говоря, небогатой стране?

Мифы рушатся во всем мире, отживают свое и у нас

Мы привыкли, не рассуждая, принимать на веру некоторые сомнительные утверждения, которые стали психологическими установками:

  1. Земле грозит перенаселение, ресурсов на всех не хватает.
  2. Экономика все время растет – работы прорва, просто некоторые ленятся.
  3. Деньги раздавать просто так нельзя – люди бросят трудиться и от безделья начнут вести антиобщественную жизнь.
  4. Это нехорошо, что все станут получать минимальный доход ни за что, но некоторые будут вкалывать, чтобы обеспечить этот доход.

Реальная жизнь разносит эти убеждения в прах. Вовсе неспроста по всему миру проводятся эксперименты с безусловным доходом – разного масштаба и разной научной проработанности. Неспроста о нем заговорили и в России.

Очень вероятно, что введение минимального гарантированного денежного обеспечения для всех граждан обрадует бизнес и маркетологов. Даже трудоголиков и ненавистников лентяев. И вот почему.

Никакое перенаселение планете на самом деле не грозит. Прогнозное исследование, опубликованное в престижном научном журнале Lancet в июле 2020 года, сообщает нам, что в 2100 году население Земли составит от 6,29 до 6,88 миллиарда человек (меньше, чем сейчас на 600 миллионов как минимум).

На всех не хватает ресурсов? Отнюдь. Средний немец ежегодно выбрасывает 55 кг годной к употреблению еды. Германское Министерство сельского хозяйства, продовольствия и защиты потребителей на полном серьезе борется за «сокращение изобилия» пищевых продуктов.

В США ежегодно 23,5 миллиона тонн (52 млрд фунтов) продуктов питания оказывается на помойке, и это только вклад пищевых производств, продуктовых магазинов и ресторанов. Еще 9 миллионов тонн (20 млрд фунтов) фермеры выбрасывают со складов или не собирают с полей и просто перепахивают.

Безусловный доход в России – почему ему будут рады и бедняки, и трудоголики, и маркетологи

«Ну то в Германии, то в США! У нас такого быть не может», – скажет читатель и ошибется. Ежегодно россияне выкидывают 17 миллионов тонн годной еды на сумму 1,6 триллиона (!) рублей. Этих продуктов хватило бы на то, чтобы в течение года кормить 30 миллионов человек. Напомним, что по официальным данным, за чертой бедности живут 19,9 миллиона граждан страны. Вот уж воистину у кого-то жемчуг мелкий, а у кого-то суп жидкий.

В 2019 году Россия добыла рекордные 386 тонн золота – примерно по 2,6 грамма на одного жителя страны. Если усреднить цену этих грамм до 585 пробы, выходит сумма в 6 890 рублей на одного россиянина.

В прошлом же году страна отправила на экспорт (то есть, продала) нефти и других минеральных продуктов «выкопанных из земли» (кроме металлов), на 222,8 миллиарда долларов США. Если грубо, то на одного гражданина РФ приходится 1 518 долларов или 115 872,7 рубля в год (по сегодняшнему курсу).

Вообще, это увлекательно – подсчитывать вчерне, сколько и чего было добыто из лона российской природы и продано на мировом рынке. Особенно держа в уме, что речь идет именно об экспорте, а не о внутреннем необходимом потреблении. Там и металлы, и древесина, и та же еда. Например, наша страна, несмотря на высокую конкуренцию в сезоне 2019/2020 сохранила первое место в мире по экспорту пшеницы.

В общем, ресурсов как глобально, так и в России на самом деле хватает, чтобы голодные не голодали. Вопрос в том, как они распределяются…

Рассмотрим психологическую установку №2, сообщающую нам, что мировая экономика все время растет, и что это должно влечь за собой появление множества рабочих мест. Вопрос первый – а она растет в каком выражении? В США, скажем, для простоты принято отталкиваться от американского индекса Доу Джонса – масштабированной средней стоимости акций 30 крупнейших компаний. В долларах, разумеется, Доу Джонс все время растет. Но что будет, если мы посмотрим на индекс Доу Джонса, выраженный в золоте?

Мы получим вот такую картину:

Э-э-э…, выходит, что американская экономика сегодня «стоит» меньше, чем в 1970 году?

Что за парадокс? Никакого парадокса. Просто экономика США делает для себя доллары, когда ей нужно (о чем мы выше уже упоминали, и что в принципе распространено в мире), а золота на планете – конечное количество, его не «напечатаешь». Поэтому выражать объем экономики в золотом эквиваленте – более рациональное решение.

За условное отображение объема российской экономики «отвечает» индекс РТС. Он тоже выражается в долларах США и выглядит, начиная с 1995 года, вот так:

Нерадостно. А что же с ним будет, если пересчитать его в «золотом эквиваленте»?

В общем, объем как мировой экономики, так и национальных экономик не так-то просто оценить. И можно уверенно говорить лишь об относительном их «росте» на протяжении второй половины XX века и двух десятилетий XXI. То есть, мы можем видеть, что за долгие годы выросло число товарных категорий и видов услуг. Но вот о «стоимости» всех этих товаров и услуг нам затруднительно сообщить что-то точное. Скажем, электроника все время дешевеет, деньги дешевеют (инфляция – общемировая проблема), труд – дешевеет (выраженный в покупательской способности); золото дорожает, редкоземельные и, как следствие, дефицитные металлы дорожают; дорожает производство голливудских фильмов и содержание чиновников по берегам всех морей и океанов. Все это выглядит странно и с трудом поддается обсчету.

Поэтому мы не можем придерживаться убеждения, что мировая экономика все время «растет», а значит, и количество рабочих мест «увеличивается». Возьмем для примера исследование крупной и всемирно известной консалтинговой фирмы McKinsey & Company, работающей с корпорациями и целыми правительствами, под названием «Будущее работы в Европе» (вынесем обзор в отдельную главку).

Из-за автоматизации низкоквалифицированные люди теряют места, Ковид поставил под угрозу будущее 59 миллионов работников

В McKinsey попытались проследить долгосрочные тренды европейского рынка труда (до 2030 года) на основе исследования 1 095 местных рынков и 285 мегаполисов.

Компания выяснила, что те рабочие места, которые вытесняются автоматизацией труда – это практически те же самые рабочие места, с которых людей увольняют из-за пандемии коронавируса. Рост рабочих мест происходит только в мегаполисах, где все сильнее концентрируется бизнес, а в «провинциях» его нет.

Общий прирост числа рабочих мест в 27 странах ЕС с 2003 по 2018 годы составил всего 10 %. В регионах с динамичным экономическим ростом живут 20 % европейцев. Всего таких мест 46, среди них: Лондон, Париж, Амстердам, Копенгаген, Мадрид и Мюнхен. В успешных мегаполисах сосредоточена молодая рабочая сила с высоким уровнем образования.

В «зоне стабильности» живут 50 % европейцев. Это 102 региона с сервисной экономикой (примеры – Будапешт, Лион, Манчестер, Рига); 78 центров высокотехнологичного производства (такие как Штутгарт и Вольфсбург); 64 экономических центра, в которые сервисная и высокотехнологичная экономика находятся в «паритете» (Болонья, Фрайбург, Плимут); 267 регионов с высоко диверсифицированной экономикой и 98 туристических регионов.

30 % европейцев живут в местах, где число рабочей силы сокращается из-за эмиграции и старения населения, в основном речь идет о Восточной Европе, некоторых областях Италии и Испании.

В ЕС число рабочих мест растет в наукоемких секторах – таких как телекоммуникации, финансовые услуги, недвижимость и образование. В обрабатывающей промышленности и сельском хозяйстве оно сокращается. Повсеместно застопорился рост числа занятых с низким уровнем квалификации.

В период с 2000 по 2018 год средняя реальная заработная плата в Европе росла всего на 0,9 % в год. Это никакое не процветание, притом что люди с низким уровнем образования в доходах еще и теряли.

Интересный момент – еще до «ковидного» кризиса на фрилансеров и прочую «гиг-экономику» (проектную занятость) приходилось 20–30 % условных рабочих мест. Пандемия увеличила склонность работодателей нанимать людей временно и проектно. А значит, стало больше трудящихся, которые не имеют социальных гарантий и зависят от ситуации «есть заказы / нет заказов».

По оценке McKinsey, сейчас под угрозой исчезновения находятся 26 % европейских рабочих мест – 59 миллионов в количественном выражении. Одна из причин – пандемический кризис.

Также он может усилить неравенство в европейских странах между более образованными и менее образованными работниками и регионами, и заодно – среди молодежи.

И тут возникает проблема даже не в числе рабочих мест, а в том, что на них не находится достаточно квалифицированных работников. Люди не успевают за автоматизацией производств и сферы услуг, не имеют возможности переучиваться.

Нудный ручной труд ушел в историю, и очень хорошо. Но есть проблемы…

В McKinsey говорят: «…к 2030 году найти достаточное количество работников с необходимыми навыками для заполнения рабочих мест, которые существуют и создаются в Европе, может оказаться сложной задачей».

Согласно умеренному сценарию в ЕС через 10 лет будет автоматизировано 53 миллиона рабочих мест (22 %). Одновременно сократится на 13,5 миллионов человек (4 %) трудоспособное население. Возникнет невиданная ранее коллизия: рабочих мест не то, чтобы станет мало – сами люди по своей квалификации не смогут им соответствовать. Возникнет кадровый голод на прокачанных специалистов, а миллионы обычных европейцев не смогут найти работу…

Примерно то же самое, только чуть более драматично происходит сегодня в США. Россия же с ее слабой экономикой (которая тем не менее гигантскими шагами автоматизируется) является страной, где несбалансированность рынка труда грозит стать вопиющей.

В нашей стране проблема исчезновения рабочих мест для людей с низкой или устаревшей квалификацией в сочетании с кадровым дефицитом на должности, требующие обширных современных знаний, может встать в полный рост в самое ближайшее время.

Отсюда вывод: и в «Первом мире», и в РФ огромные массы формально трудоспособных людей естественным образом станут не нужны экономике. И как всем им объяснить, что теперь они должны примириться с потерей средств к существованию?

Тем более, что они видят: еда и товары повседневного спроса производятся и потребляются в изобилии, но без их участия? Именно поэтому правительства разных стран и даже наша «Единая Россия» задумываются – не проще ли ввести уже минимальный гарантированный безусловный доход?

В России существует колоссальная «квалификационная яма», и миллионы «специалистов» трудоустроены государством

Еще в «доковидные» времена, в 2019 году, 12 миллионов трудоспособных россиян работали абсолютно неформально (то есть, без социальных гарантий), а 25 миллионов совмещали формальную и неформальную занятость.

34 миллиона работников из 81 миллионов граждан трудоспособного возраста находятся в «квалификационной яме», то есть либо занимают рабочие места, на которых требуется более высокая квалификация, либо наоборот – они слишком квалифицированы для той работы, которая им досталась. Также на рынке труда процветает эйджизм, хотя средний возраст россиянина сейчас составляет около 40 лет.

И вот что еще характерно для России: практически каждый второй занятый гражданин прямо или косвенно работает на государство, а не на компании частного сектора. При этом нельзя сказать, что у сотрудников многочисленных ФГУПов, АО с госконтролем, различных ведомств, агентств, проверяющих и распределяющих контор рыночные зарплаты. И нельзя сказать, что сами эти работники массово демонстрируют рыночную производительность труда, а госпредприятия – все как один показывают прибыль или экономическую эффективность. То есть, врачи и учителя могут упахиваться до обморока, а миллионы клерков и представители обслуги чиновников – спокойно перекладывать себе бумажки и почти формально «ходить на работу».

Имитационная занятость – наше всё

Рискнем предположить, что абсурдный и несправедливый по отношению к «рыночным» трудящимся, фрилансерам и работникам «гаражной экономики» квазибезусловный доход уже частично введен в нашей стране. Не стоит ли в связи с этим озаботиться тем, чтобы настоящий, законный, безусловный минимальный доход охватил все слои населения?

Предстоящие катаклизмы на рынке труда все равно заставят общество задуматься – что делать с теми десятками миллионами трудоспособных граждан, которых само же оно вытесняет на обочину?

Говорящие числа на закуску: количество тех же реальных айтишников в России сегодня составляет всего 495 тысяч человек. Если подсчитать всех занятых на предприятиях и в подразделениях, которые можно отнести к IT, к телекоммуникационной и вообще «информационной» сфере, то их окажется только 1,8 миллиона человек. Напомним, всего трудоспособных россиян – около 81 миллиона…

Финский эксперимент: получатели безусловного дохода не стали вести антиобщественную жизнь

На сегодняшний день Финляндия является единственной страной, которой удалось завершить общенациональное рандомизированное и контролируемое научное исследование базового безусловного дохода.

Оно продолжалось 2 года. В ходе эксперимента 2 000 человек – изначально безработных, но выбранных случайно – получали не пособия по безработице, а скромный гарантированный доход в размере 560 евро в месяц. Контрольную группу составляли финские безработные, сидящие на пособии.

Эксперимент продемонстрировал, что по сравнению с адресатами пособия по безработице получатели безусловного дохода чаще находили работу. Этот показатель был небольшим, но статистически значимым.

Более всего безусловный доход повлиял на психологическое и социальное самочувствие участников исследования. Удовлетворенность жизнью среди получателей безусловных выплат составила 7,3 балла из 10. У контрольной группы – 6,8 из 10. Специалисты считают это большим отрывом.

Люди, получавшие базовый доход, сообщали о улучшившемся здоровье, о более низком уровне стресса, депрессии, печали и одиночества по сравнению с «просто безработными» из контрольной группы.

Финны знают толк в счастливой жизни

Также получатели базового дохода показали большую уверенность в своих когнитивных навыках – они выше оценили свою способность запоминать, учиться и концентрироваться, чем представители контрольной группы.

Базовый доход позволил людям воспринимать свое финансовое положение как более безопасное и управляемое, хотя в денежном выражении он был не выше, чем у представителей контрольной группы. При этом у получателей безусловных выплат вырос показатель доверия к государственным учреждением и просто к другим людям.

Финский эксперимент отменяет опасения из нашей психологической установки №3. Оказывается, люди не бросаются во все тяжкие, если их уважительно снабжать государственным безусловным доходом. А начинают чувствовать себя лучше, увереннее и даже чуть чаще, чем депрессивные безработные, находить для себя новую занятость…

В настоящее время первый в своей истории эксперимент с базовым безусловным доходом запускает Германия. Его участники будут получать по 1 200 евро в месяц (не облагаемых налогом) на протяжении 3-х лет.

Организаторы эксперимента из благотворительной организации Mein Grundeinkommen убеждены, что безусловный доход для всех граждан решит многие проблемы. Они предполагают, что с ним немцы станут более креативными, свободными и счастливыми, чем находясь под давлением необходимости хоть как-то выживать.

Этическая обоснованность безусловного дохода

Давайте рассмотрим психологическую установку №4: «Нехорошо, что все станут получать минимальный доход ни за что, но некоторые будут вкалывать, чтобы обеспечить этот доход».

Как мы уже выяснили выше, в России в огромных количествах выбрасываются пищевые продукты, миллионы людей получают зарплаты за не совсем настоящий труд, кто-то вынужденно сидит на пособиях по безработице и других социальных выплатах (инвалиды, ухаживающие за ними родственники; мамы в декретных отпусках и т. п.).

Социальная нагрузка на здоровых трудоспособных и квалифицированных россиян и так большая. Не лучше ли переплавить ее в справедливый всеобщий безусловный доход для всех? Ведь трудоголики тоже будут его получать и станут состоятельнее.

Отпадет масса проблем с расчетом социальных выплат, отпадет необходимость имитационной, а не реальной трудовой занятости. Люди с гарантированным минимальным доходом получат возможность спокойно обучаться новым актуальным профессиям.

Мало того, они станут платить налоги – оплачивая товары и услуги. Ведь в их стоимость «вшита» значительная налоговая составляющая.

Этическая задачка для обществ XXI века представляется вот какой: давайте проясним для себя вопросы – если прогресс позволяет производить излишки еды (и промышленных товаров, которые тоже уничтожаются), то как мы можем утверждать, что каждый вновь рожденный землянин (россиянин) обязан работать?

Для чего общества проводят автоматизацию всех рутинных процессов, которая вытесняет с рынка труда огромные массы людей? Чтобы потом говорить им: «вы сами виноваты, что у вас нет работы?»

А может быть введение безусловного базового дохода – естественное следствие автоматизации производств? И не является ли целью развития наук, технологий и культуры создание обществ благоденствия, живущих без изнурительного труда?..

Маленькое жизненное наблюдение: те, кто испытывает потребность в интенсивной трудовой деятельности, все равно будут ее реализовывать – при наличии безусловного дохода тоже. 5 % людей, которые по статистике являются предпринимателями, продолжат предпринимать, увлеченные программисты – создавать новые сложные продукты, ученые – познавать мир, врачи – лечить по призванию с помощью ИИ и других технологий.

Активное меньшинство активно естественным образом. Оно и так «кормит» остальную часть популяции и спонсирует уничтожение непроданной еды и промтоваров. Так стоит ли сохранять непримиримость к «лентяям» и будущим «государственным иждивенцам?»

Почему безусловный доход будет выгоден бизнесу и маркетологам

Это совсем просто – они смогут в точности знать годовой объем рынка товаров и услуг в массовом сегменте в денежном выражении. Мало того, покупательская способность потребителей масс-маркета станет гарантированной (с поправкой на инфляцию). Проще говоря, повседневные товары эконом-класса будет кому продавать. Всегда.

Также мы можем предполагать, что наиболее молодые и активные из получателей безусловного дохода не удовлетворятся своим уровнем потребления. И начнут выдумывать себе интересные и, возможно, прибыльные занятия.

Вполне вероятно, что всеобщее равенство в базовом доступе к товарам и услугам эконом-класса будет стимулировать часть человечества к поиску заработка по собственной воле. И соответственно – к повышению уровня своего образования, техническому и гуманитарному творчеству. И, естественным образом, к более высокому уровню потребления.

Введение безусловного дохода в развитых странах, к числу которых так хочет принадлежать Россия, может подтолкнуть мир к новому витку экономического развития. Да и в принципе к новому этапу цивилизационного строительства.

Original source: https://texterra.ru/blog/bezuslovnyy-dokhod-v-rossii-pochemu-emu-budut-rady-i-bednyaki-i-trudogoliki-i-marketologi.html

About us and this blog

We are a digital marketing company with a focus on helping our customers achieve great results across several key areas.

Request a free quote

We offer professional SEO services that help websites increase their organic search score drastically in order to compete for the highest rankings even when it comes to highly competitive keywords.

Subscribe to our newsletter!

More from our blog

See all posts

Leave a Comment